ТаблицейБлоками.

История упадка Римской империи. Империя во время язычества

Последняя модификация: 24.09.2018 г

Страница загружена с адреса: http://humanus.site3k.ru/history/roman_empire/roman_empire_1.html

Моя студия веб-дизайна

История упадка Римской империи: Империя во время язычества

Восстания иудеев с 66 по 135 год сильно уменьшили населенность восточных провинций империи. Особенно страшными были последствия восстания 115-118 года. В ходе этого восстания сначала иудеи истребили не менее 600 тысяч греков и римлян, а потом римской армии пришлось истреблять иудеев. Общие потери для империи составили не менее миллиона человек (2% населения). Пожалуй, в истории человечества не было ни одного другого столь кровопролитного восстания. Ни одна война не была столь кровопролитной вплоть до походов Чингисхана. Территории Ближнего Востока опустели настолько, что их пришлось заселять заново, заново отстраивать города и налаживать торговые пути. Могуществу империи был нанесен серьезный удар.

***

Примерно со 166 года по 189, во время правления Марка Аврелия в империи свирепствовала эпидемия чумы, не только сократившая население империи на 20%, но также нанесшая удар по ее экономике, культурным связям, законности. Среди болезни и смертей появилось множество мародеров, резко увеличилась преступность, поскольку с ней сложно было бороться во время эпидемии. Так же, из-за болезней сократилась армия, и усложнился набор новобранцев. Благодаря личным качествам Марку Аврелию удавалось сохранять порядок в империи, однако ее мощи снова был нанесен значительный ущерб.

В 167 году, видимо, почувствовав ослабление империи, на ее территорию хлынули племена маркоманнов, квадов, язигов и других германцев. Марку Аврелию пришлось набирать в армию рабов и гладиаторов, продавать личные ценности ради содержания армии.

В 175 году Марк Аврелий тяжело заболел. Многие ожидали, что он вскоре умрет. В этой ситуации наместник восточных провинций Авидий Кассий объявил себя императором, считая, что лучше заранее добиться признания, чтобы не последовало междоусобицы посте смерти Марка Аврелия. Однако вскоре законный император выздоровел. И собственные солдаты убили Авидия Кассия, доказывая свою преданность Марку Аврелию.

Данный поступок армии характеризует римских солдат второго века как людей, осознающих свою ответственность за судьбу империи и стремящихся к ее благополучию. Однако вскоре ситуация изменится. И солдаты начнут думать только о собственной наживе.

***

Традиция Цезаря усыновлять римлянина, достойного того, чтобы стать приемником на место императора, за некоторыми исключениями, не нарушившими общей тенденции, не нарушалась до тех пор, пока Марк Аврелий в 177 году не назначил своего 16-ти летнего сына августом (что в современной трактовке означало императорский титул), и соправителем. В результате этого Коммод автоматически в 19 лет унаследовал престол после смерти отца в 180 году. Дальнейшие события показывают, что Марк Аврелий - император-философ - поступил не по-философски безрассудно, назначив незрелого юношу править империей.

Отчасти тут виновата его склонность философствовать. Вот, что Аврелий писал про одного вероятного заговорщика: "Если ему суждено свыше стать императором, то мы не сможем убить его... Если же не суждено, то... он сам попадется в сети, расставленные ему судьбой". То есть, в его характере была склонность пустить все на самотек и уповать на судьбу. Видимо, назначая приемника, он руководствовался именно этим правилом. Но, как оказалось, пустить судьбу империи на самотек, все равно, что пустить поезд под откос.

Власть извратила юного Коммода, интересовавшегося только  компьютерными играми  гладиаторскими боями и спортивными состязаниями. А Коммод развратил империю. За 12 лет его правления Галлия и Испания были разорены наместниками, которые занимались "государственными делами" (на самом деле, разворовыванием ее богатств), пока император предавался развлечениям. Кроме того, Коммод и сам успешно ее разорял. На фоне принесенного чумой упадка Марк Аврелий вынужден был перейти к жесткой экономии и даже продать собственные драгоценности, а Коммод предпочел расточительность, увеличивая налоги, чтобы устраивать пышные состязания.

В первый же год царствования сестра Коммода, при поддержке некоторых недовольных сенаторов, составила против него заговор. Покушение на жизнь императора не удалось, однако участие в заговоре даже родной сестры развило в нем такую подозрительность, что виновными признавались и те, кто только теоретически мог быть замешан в заговоре. Считалось, что для безопасности императоров лучше казнить невинных, чем случайно оставить в живых виноватых. Расправы над невинными были полезны еще и тем, что их имущество отходило императору. Так что, виноватые находились даже там, где их не могло быть в принципе. А люди, отвечавшие за расследование, пользовались им в своих корыстных целях. Где-то, чтоб убрать с пути неугодных, где-то, чтобы заставить кого-то откупиться, где-то, чтобы наложить руку на конфискованное имущество. В этой ситуации прав был тот, кто первым донесет. Началось соревнование, кто донесет первым: ведь если ты сегодня не донесешь на соседа, возможно, завтра он сам из страха и зависти донесет на тебя.

В атмосфере всеобщей подозрительности и предательства достойные государственные чиновники быстро оказались в опале или были казнены. Их место заняли те, кому хватило дерзости их оговорить. Конечно, это не были люди чести. И высших должностей они добивались вовсе не для величия империи, а для того чтобы поживиться ее сокровищами, пользуясь открывшимися возможностями.

И хотя в последовавшем за заговором терроре, а соответственно и доносителях-коррупционерах у власти, можно винить заговорщиков, в большей степени здесь виноват Коммод, поощрявший террор еще долгие годы после раскрытия заговора и предоставлявший возможность своим слугам грабить империю, пока он наслаждается развлечениями и развратом.

Именно при Коммоде начались восстания багаудов (очевидно, это слово на галльском означало что-то типа бродяга, разбойник, оборванец), в разоренной его наместниками Галлии. После разгрома восставших, руководитель и зачинщик первого восстания Матерн попытался проникнуть в Рим и убить императора, как виновника бедствий, вызвавших народный гнев.

В попытке спасти империю и собственные жизни, в 192 году новые заговорщики убили Коммода. Но было уже поздно, так империя уже была развращена. Назначенного новым императором Пертинакса через 87 дней убила гвардия, фактически, лишь потому, что он запретил им грабить и своевольничать, а также носить дубинки и избивать простых горожан. После убийства Пертинакса гвардия устроила аукцион на должность императора и продала ее Дидию Юлиану за 25 тысяч сестерциев каждому гвардейцу.

Правление Коммода явилось ярким примером пагубности монархии с ее передачей престола по родству, а не по достоинству и отсутствием выборности правителей. Такие примеры в истории были и раньше (например, Нерон), и позже. И не только в истории Рима. В дальнейшей истории немало случаев, когда прямое родственное наследование шло во вред государству (примером может служить Петр III и Павел I в России).

***

Септимий Север, недовольный тем, что место императора стало продажным, привел войска в Италию и в 193 году сверг Дидия Юлиана, у которого после покупки престола не осталось денег для содержания армии. В своем правлении Северу пришлось опираться не на сенат и закон, а на поддержку легионов. Вследствие чего ему пришлось поднять солдатам жалование и пойти на дисциплинарные уступки, в том числе, разрешить солдатам заводить семьи и заниматься семейными делами вместо тренировок. В результате влияние сената снизилось, а влияние армии возросло. И это стало причиной "кризиса Римской империи III века", когда после смерти Септимия Севера в 211 году в течение 57 лет в Риме почти ежемесячно по воле неуправляемых легионов менялись психически не уравновешенные императоры и происходили гражданские войны. Естественным следствием этого были разрушение экономики, поражения в войнах с внешними врагами, снижение рождаемости.

И, конечно же, следствием этого стала социальная апатия, когда люди не хотели сеять урожай, не будучи уверенными, что в хаосе войн им дадут его собрать, не хотели защищать императоров, от которых видели одни только беды, а вместе с ними не хотели защищать империю, так как не видели разницы между внешними и внутренними врагами.

Справедливости ради нужно отметить, что тут только отчасти вина Севера. Ему ведь досталась империя, развращенная Коммодом. Однако, в том, что он не убил своих детей и позволил им разрушать империю (хорошо известна личность его сына Каракаллы, убившего своего брата на глазах матери, чтобы править империей единолично), сделав своими наследниками, вина только его.

Впрочем, эту его оплошность вскоре исправила армия, убив Каракаллу во время затеянной им войны против Парфии...

***

С 248 года в европейской части Римской империи порядка 20 лет свирепствовала чума, унесшая многие жизни и опустошившая многие области, сильно сократив население империи. В 251 году чума стала опустошать столицу империи. Порожденным чумой хаосом воспользовались персы (бывшее Парфянское царство, в котором власть захватила династия Сасанидов). В 251 году они вторглись в восточную часть империи, разграбили 37 городов, убили множество жителей и увели множество пленных, дополнив опустошения от чумы опустошением от меча.

***

Осенью 253 года к власти пришел император Валериан и назначил своего сына Галлиена соправителем. Пока его действиями руководил отец, Галлиен успешно справлялся с возложенными на него задачами. Но, как оказалось, самостоятельно ими заниматься, он не готов. В 260 году Валериан попал в плен к персам. Галлиен даже не попытался его высвободить. Подобно Нерону и Коммоду, он призирал государственные дела. Возможно, он просто устал от постоянной необходимости защищать империю. Но это его не оправдывает. Как гласит русская поговорка: взялся за гуж, не говори, что не дюж. Однако Галлиен, будучи императором, всем важным делам предпочел свое хобби. Когда на империю кто-то нападал, не желая отвлекаться от увлечения искусством на заботы об империи, Галлиен говорил: "Неужели Рим погибнет, если ему не будут доставлять полотно из Египта или материи из Арраса?".

Правление Галлиена можно назвать пиром во время чумы. Абстрактное искусство впервые стало популярно именно при Галлиене, подчеркивая упадок римской культуры.

Он не обращал внимания на 3 морских похода Готов в Малую Азию и Балканы, в самом крупном из которых приняло участие 15 тысяч воинов (то есть, их силы были столь ничтожны, что их можно было прихлопнуть как назойливого комара), и позволял им грабить империю, пока они не стали угрожать Италии.

Алеманны и маркоманны разоряли Галлию. Франки прошли всю Галлию с севера на юг, разрушили столицу Испании, захватили корабли и совершили набег на африканское побережье, после чего спокойно вернулись на север Германии.

В правление Галлиена каждой провинции приходилось самой заботиться о своей защите и, поскольку императору не до них, выдвигать собственных императоров. Именно так, и именно при Галлиене от Римской империи отделились Галльская империя и Пальмирское царство. Причем, это выдвижение порой не соответствовало воле выдвиженца. Но после выдвижения он оказывался перед выбором: либо выполнить волю легионов, либо стать жертвой императорского палача. Свидетельством этому служат слова консула, а затем узурпатора, Сатурнина: "Вы лишились полезного начальника и сделали из меня очень жалкого императора".

В раздираемую междоусобицей империю вторгались варвары и, часто, претендовавшему на роль императора, приходилось заключать с ними союз.

Междоусобица, вторжения варваров и непомерные налоги, собираемые для покрытия расходов и императором, и претендующими на его место, разорили империю, привели к голоду, разрухе и эпидемиям. По подсчетам историков во время правления Галлиена, из-за чумы, наплевательства Галлиена и междоусобных войн население империи уменьшилось вдвое! Это было пострашнее восстаний иудеев.

Самыми страшными для империи личности были не Аттила или какие-то узурпаторы, а законные наследники престола такте как Нерон, Коммод, Каракалла, Галлиен. Пагубность наследственной монархии в условиях абсолютизма доказана этими личностями.

***

Император, разрушающий империю, не мог спокойно дожить до старости и, подобно Нерону и Коммоду, в 268 году был убит в результате заговора. Когда известие о смерти Галлиена дошло до Рима, толпа растерзала его брата, жену и сына - настолько в Риме был ненавистен Галлиен.

На смену Галлиену пришел, не участвовавший в заговоре и честно служивший ему, Клавдий II (есть утверждение, что он пришел к власти самым невинным образом). Придя к власти, Клавдий начал с разъяснительной деятельности среди солдат, объясняя им, что своим своеволием, они не только подвергают себя и своих близких излишней опасности, разоряют империю, которой вскоре не чем будет платить им жалование, но и отдают ее в руки окружающих империю врагов. Пожалуй, это был первый человек, которому хватило ума сделать выводы из 3-х столетий заговоров, тирании и гражданских войн. Вместо междоусобиц с галльским и пальмирским узурпаторами, он занялся защитой империи от варваров. Клавдию удалось укрепить дисциплину и патриотизм. И когда в империю вторглось 320 тысяч готов (в 8 раз превышавших число тех, что в 410 году взяли Рим), считавших, что империю можно безнаказанно грабить, он разбил их, написав предварительно сенату что, если не сможет с ними справиться, пусть простят его, помня, какой осталась империя после Галлиена (не находившего управу на 15 тысяч готов). За эту победу Клавдий II получил наименования Клавдий Готский.

Однако Клавдию не суждено было завершить восстановление могущества Римской империи по причине скорой смерти, вероятно от чумы. Но его начинания продолжил назначенный им в 270 году приемник (являющийся не его родственником, а его единомышленником), Аврелиан.

Как свидетельствуют современники, смерть Клавдия II оплакивали и солдаты и сенат, потому что "любили его так, что можно вполне определенно сказать, что ни Траян, ни Антонины, ни кто-либо другой из государей не были так любимы".

Клавдия II любили, потому что он хоть на время вернул римлянам любовь к Риму и дал им возможность вновь почувствовать свое величие.

***

В междоусобных войнах часто мирное население отдавалось на разграбление для поощрения солдат. Иногда войска, лишенные дисциплины, грабили население самовольно. Так императора Галльской империи (узурпатора) Постума убили собственные солдаты, когда он отказался отдать им на разграбление отбитый у противника собственный город Могонтиак.

Видя, как римляне убивают сами себя, варвары пользуются ситуацией, чтобы нажиться на их бедах, и опустошают многие провинции. А растущие на содержание армии налоги окончательно разоряют уцелевшее население.

В результате междоусобиц и вызванных ими последствий (набеги варваров, болезни, голод), в результате восстания иудеев в начале второго века, чумы второй половины второго века, кризиса III века, апофеозом которого стало правление Галлиена, население империи быстро сокращалось. К тому же, в связи с тем, что Рим прекратил вести захватнические войны, на рынки империи практически иссяк приток рабов. Те рабы, которые все же попадали на рынки, в связи с дефицитом, так поднялись в цене, что использование рабского труда стало экономически не целесообразным. Рабы стали использоваться только в качестве домашней прислуги наиболее богатых аристократов и стали не столько необходимой рабочей силой, сколько признаком богатства. Без притока рабов извне и при убыли собственного населения провинции опустели. Ко времени правления Аврелиана, приемника Клавдия II, римской армии приходилось охранять пустоши вдали от сельскохозяйственных и ремесленных центров, что усложняло снабжение пограничных постов. Поэтому Аврелиан решил сократить протяженность границ для удобства их защиты, и уплотнить население, переселив жителей Дакии южнее, и отдав Дакию готам на условии, что они будут поставлять для римской армии 2 тысячи всадников. 45 тысяч солдат, ранее расквартированных в Дакии, укрепили границу на среднем и нижнем Дунае. Так же Аврелиан разрешил варварам селиться на римской территории, чтобы пополнить ими число подданных. Кроме того, для пополнения армии ему первому из римских императоров пришлось брать на службу пленных варваров.

Поскольку столица империи находилась в ее западной части, междоусобные войны за ее обладание происходили именно на западе и в их результате именно западные провинции подверглись наибольшему разорению. В то же время экономика восточной части империи и Африки продолжала свое развитие и, постепенно, западная часть, особенно Италия, попали в зависимость от поставок с востока. Хлеб из Африки стал жизненно необходим для Рима.

Пытаясь покончить с заговорами и гражданскими войнами, Аврелиан объявил личность императора священной, угодной богам и стоящей превыше любого закона. Он стал носить диадему и официально величался богом (Dominus et Deus).

В 274 году Аврелиан ввел в Риме культ Непобедимого Солнца, день рождения которого праздновался 25 декабря - на следующий день после зимнего солнцестояния. В середине 4 века, стремясь избавиться от языческих культов, этот, ставший популярным, праздник переименовали в Рождество Христово.

Провозглашение себя богом не помогло. В 275 году секретарь Аврелиана, испугавшись грозившего ему за воровство наказания, заявил солдатам, что Аврелиан собирается провести среди них массовые казни. Испуганные и разгневанные солдаты убили Аврелиана и, не зная, что делать дальше, отправили сенату предложение выбрать нового императора. Сенат, давно приученный, что их ни во что не ставят, и императоров назначает армия, трижды отказывался от такого предложения. Но поскольку никто из армейских командующих не решался заявить право на императорский пост и, тем самым, возможно, спровоцировать гражданскую войну (сказались благоразумные наставления Клавдия II и Аврелиана), сенату пришлось выбрать императора из своей среды.

В итоге императором был назначен 70-ти летний сенатор Марк Клавдий Тацит (известен как император Тацит), на условии, что своим приемником назначит не кого-либо из родственников (сенаторы боялись появления нового Нерона, Каракаллы или Коммода), а наиболее достойного, предложив на это место Марка Аврелия Проба (известен как Проб).

***

В 277-278 годах императору Пробу пришлось отражать нашествие германских племен. За эти 2 года римлянам пришлось уничтожить 400 тысяч варваров. В итоге алеманны вынуждены были просить у него мира, снабдив его продовольствием, знатными заложниками и 16 тысячами воинами для армии, которых Проб разместил по различным провинциям, группами по полусотни человек.

В 281 году император Проб расселил во Фракии с правами и обязанностями подданных 100 тысяч бастарнов, спасающихся от готов. Таким образом он частично компенсировал потери провинции от нашествий варваров и чумы 269-270 года и создал традицию расселять варваров на пустующих территориях империи. Считается, что данная традиция принесла империи много вреда, но, фактически, вред от поселенцев был только тогда, когда их либо расселяли бездумно, либо пытались беспощадно эксплуатировать.

***

Расселение варваров продолжил, пришедший к власти в 284 году, Диоклетиан. Но не все варвары интегрировались в сообщество, часть (в частности, расселенные на Дунае, аланы), жили отдельными общинами, презирая страну, в которой живут.

Так же, в связи с нежеланием населения воевать за империю (а в последнюю сотню лет, в основном за самих императоров), Диоклетиану пришлось ввести феодальный принцип набора в армию, когда каждый землевладелец обязан был поставлять определенное число рекрутов, в зависимости от работающих у него рабов и колонов (крепостных крестьян).

Для упрощения управления империей и возможности быстрого реагирования на угрозы извне, 1 марта 293 года Диоклетиан официально разделил ее на 4 части, управляемые отдельными императорами в рамках одной империи. Во времена Диоклетиана эта система хорошо работала за счет личной признательности всех 4-х императоров друг другу. Однако вскоре после отречения Диоклетиана, посчитавшего, что свою миссию он выполнил, а остальное сделают его приемники, система дала сбой, так как со временем императорами стали люди, испытавшие друг к другу не признательность, а вражду. Проблема заключалась в том, что, разделяя империю, Диоклетиан не назначил зависимых от единственного императора наместников, а создал, фактически, отдельных, независимых императоров. Назначенные Диоклетианом из своих единомышленников они продолжали общее дело. Но с самоустранением Диоклетиана их взаимные обязательства понемногу иссякли. А их приемники вообще не чувствовали себя чем-то обязанными правящим параллельно с ними императорам.

Таким образом, покончив с сепаратизмом и разделив империю на 4 части, Диоклетиан создал предпосылки для новых гражданских войн.

Из-за разрухи, в которой империя прибывала многие годы и последствия которой не смогли полностью преодолеть ни Клавдий II, ни Аврелиан, культура, искусство и наука пришли в упадок. В том числе, военная наука. Диоклетиан вернул империи целостность и спокойствие, но культурная жизнь империи так быстро не восстановилась. А следующие за ним императоры угробили ее окончательно.

Вследствие духовного упадка и забвения науки, ко времени Диоклетиана философия выродилась в мистицизм неоплатоников. Как и во все времена, когда реальный мир становился настолько плох, что вызывал желание от него отвернуться, вместо развития знаний философы предлагали невежественные предрассудки. И эта деградация позволила христианству стать одной из наиболее популярных религий на территории империи. Как выразился о христианской религии немецкий поэт Новалис в сборнике афоризмов "Цветочная пыльца", опубликованном в Берлине в 1798 году: "религия действует как опиум: она завлекает и приглушает боль". И если настоящая наука молчит, а жизнь превращается в непрерывный поток страданий, хочется верить в существование иного мира, пусть даже, загробного.

К началу 4-го века нашей эры, по данным историков в Римской империи было около 60 миллионов жителей и из них 3-6 миллионов христиан (то есть, 5-10%, и в основном это было взрослое население). Поскольку в христианстве большое распространение приобрел культ мученичества, для части христиан была желанна мученическая смерть, и они часто вели себя так, чтобы получить в наказание смертную казнь. В основном это выражалось в осквернении языческих храмов, но нередко доходило и до того, что они мешали совершать жертвоприношения самому императору. Рост числа религиозных фанатиков, не желающих признавать право остальных римлян на собственные религиозные взгляды, становился большой проблемой. Чтобы решить ее, 24 февраля 303 года Диоклетиан издал указ о конфискации и разрушении христианских храмов и сожжении христианских рукописей. Так же по этому указу христианам было запрещено собираться на молитву.

Поскольку февральский указ не решил проблему, летом 303 года был издан указ арестовать всех христианских священников. Так Диоклетиан надеялся прекратить распространение христианства. Однако в ожидании праздника двадцатилетия своего правления, он объявил амнистию всем священникам, готовым принести жертву языческим богам.

В 304 году Диоклетиан издал указ, повелевающий всем гражданам собраться для коллективного жертвоприношения. Отказавшиеся подлежали казни.

Всего, по подсчетам историков, во время гонений Диоклетиана, названных Великим гонением, смертной казни было предано до 3,5 тысяч человек. Однако на распространение христианства это не повлияло. Миллионы фанатиков продолжали влиять на окружающих.

В плачевном состоянии находилось искусство. Хотя, казалось бы, искусные мастера всегда требовались аристократии, высокое искусство не может существовать в примитивной цивилизации. Если сравнить изваяния древнего Египта с зодчеством Афин, сразу видно, какая цивилизация лучше развита. Так же и римское искусство 1 века отличалось от искусства века 4-го. И не в пользу последнего.

Военное искусство не избежало участи других искусств. И хотя непрерывные войны требовали военного гения, в армии, не желающей подчиняться приказам, ему неоткуда было взяться. А если и были те, кто, не смотря ни на что, выделялся из общей массы бездарностей и по этой причине восходил на имперский престол, то они вскоре умирали в результате заговоров и солдатского самоуправства, не передав свой опыт приемникам.

Если бы установленный Диоклетианом мир продолжался бы и дальше, у империи был бы хороший шанс возродить экономику, науку, культуру и искусство. Но после отречения Диоклетиана (на что не хватило ума, ни у Нерона, ни у Коммода), у империи больше не осталось ни каких шансов, так как в разделенной Диоклетианом на 4 части империи вскоре начались междоусобные войны, восстания и разорения провинций. А экономика и культура продолжили деградацию с нарастающим темпом.

 

< Введение Империя во время язычества Установление христианства в качестве государственной религии >

 

Комментарии к странице

 

 

 


На главную страницу сайта